Они прислали в колхоз «Ротор» зерноуборочный комбайн «Дон». И он окупил себя, и будет еще убирать зерно, а деньги порой так быстро уплывают.

Сейчас для Горюнова экран телевизора так же привычен, как для кого-то зеркало. Но в те времена, о которых идет речь, он не так уж часто появлялся на экране. Помню одну из телевизионных передач: молодая ведущая чуть снисходительно начинала разговор со спортсменами. Речь зашла как раз об этом колхозе.

—    Ну да, я понимаю, это шефы команды «Ротор»! — уверенно говорила девушка.

И каково же было ее удивление, когда Владимир Дмитриевич доходчиво, как он это умеет, объяснил ей, что не шефы это, а, наоборот, клуб «Ротор» поднял «лежачее» хозяйство. Так что Горюнов никак не укладывался в образ бодрого, но простоватого «пана спортсмена». И очень скоро в глазах ведущей зажегся неподдельный интерес, ее реплики и вопросы пошли от души, а не от сценария. Ей стало явно интересно с этим человеком: умеет убеждать, завоевывать друзей — несомненный признак лидера.

—    Может, мне, поэтому и удавалось находить общий язык с самыми разными людьми, что я никогда и ничего не просил лично для себя, только для «Ротора»! — говорит Горюнов. — Помню, в те годы в команде блистал нападающий Александр Никитин. И не было, кажется, клуба в стране, который бы за ним не охотился: и московский «Спартак», и киевское «Динамо», о других не говорю. Огромных трудов стоило удержать парня в нашем скромном в те годы клубе. Никитину в виде исключения выделили новую квартиру в престижном доме на набережной. Мэр города, или председатель горисполкома, как тогда называлась эта должность, Юрий Староватых шел на риск, потому что желающих получить квартиру в этом шикарном доме было много, люди с большими связями, причем тут какой-то спортсмен? Однако Юрий Федорович настоял на своем.