Он подхватил мяч в центре поля и как танк двинулся на чужие ворота, благо Зернов и Нидергаус разбегались в стороны, уводя крайних защитников, а центральный, пятясь, выбирал, видимо, момент, чтобы вступить в решительную борьбу у своей штрафной площади. Но Олег не стал к ней приближаться, а выстрелил низом со своей левой метров с 18 так, что мяч, врезавшись в штангу, отскочил в сетку. Такие не берутся.

И вот тут-то англичане встрепенулись, терять было нечего, и решительно бросились на штурм ворот Саморукова. Ох, и досталось же ему в этот вечер! Сколько раз хитрые британские форварды «набрасывали» мяч на дальнюю штангу, где вратарю приходилось вести нелегкие воздушные бои сразу с двумя-тремя рослыми умелыми соперниками. Но если ему и не удавалось выбить мяч подальше, выручали защитники — вначале Беркетов, а позже Царенко выносили мяч из пустых ворот. Дважды мяч попадал в штангу, один раз — в перекладину.

Рослый негр Коул умеет на поле все: он и пас выдаст, и по воротам пробьет, и защитника руками оттолкнет либо придержит, благо судья внимания не обращает. Именно он мощно выстрелил по воротам «Ротора». Саморуков мяч отбил, но Сколз тут как тут— 1:2. Вперед пошли даже оба стоппера «Манчестера», а затем сам вратарь Шмейхель! Опытный гигант понял, что терять уже нечего, и на последних минутах постоянно атаковал ворота «Ротора» при розыгрыше угловых. На третий раз Гиггз нашел резаным ударом его рыжую голову, и счет стал 2:2. Мы думали, что осталась одна минута, но судья щедро предоставил хозяевам еще чуть ли не пяток. Однако всем испытаниям приходит конец. И вот уже игроки «Ротора» прыгают и скачут на сказочном английском газоне, как дети. А где-то далеко на берегах Волги ликуют их земляки.