Возможно, не имея мощного стимула, Геращенко начал понемногу «сбавлять обороты». А может, травмы замучили. Но, говорят, чаще травмируется тот, кто не слишком усердно тренируется. Я не имею в виду командные занятия, где все футболисты под присмотром тренера «пашут» примерно одинаково. Но спортсмен класса Геращенко обязан уметь сам себя готовить — и к сезону, и к конкретной игре, должен знать свои слабости и болячки лучше любого врача и массажиста.

Я однажды поделился этими соображениями с Виктором Прокопенко и возражений не встретил.

—    Геращенко, возможно, один из самых талантливых игроков во всем российском футболе, — сказал Виктор Евгеньевич, — вдобавок он прошел хорошую школу. Но чтобы стать выдающимся игроком, надо уметь чем-то жертвовать, постоянно работать над собой, бороться с собственными слабостями. Наши ребята любят потолковать о профессионализме, но на жертвы способны не все. Вот и Геращенко, на мой взгляд, использует лишь часть из того, что щедро отпустила ему природа.

Сезон 1995 года выдался для «Ротора» подчеркнуто «кубковым»: в чемпионате России волжане не блеснули, заняв лишь

7-е место. Хотя ничто не предвещало слабого старта команды: готовилась она к чемпионату в хороших условиях. Возможно, даже слишком хороших: последний тренировочный сбор «Ротор» проводил в Германии. Жили в прекрасной гостинице, играли на отличных полях. Вопрос только, с кем играли? Сильные соперники по разным причинам отказались от контрольных матчей, а слабым командам волжане забивали по 5— 6 мячей. Это, как выяснилось, не закаляло дух перед испытаниями грядущего чемпионата. «Ротор», правда, выиграл в Таиланде международный турнир на Кубок короля, а Веретенников с Нидергаусом забили в ворота соперников 9 голов на двоих! Но, возможно, это только добавило самоуверенности.