—    Пожалуй. Но ведь игра с «Аланией» так удачно сложилась, что гостям пришлось идти ва-банк, раскрываться. Для меня, конечно, поиграть на просторе, набрав скорость с мячом, — сказка.

—    А вот с «Жемчужиной» ни у вас лично, ни у всей команды ничего не получилось — ничья. Это как понимать?

—    Если бы мы настроились на игру, как на матч с «Аланией». Но «Ротор» пока не научился воспринимать «Жемчужину» как лидера — старая наша болезнь.

—    Но сейчас «Ротор», кажется, поймал свою игру?

—    Не сглазить бы! До матча с «Аланией» я даже отказывался от любых интервью, чтобы не спугнуть фарт. Все-таки, думаю, начинает сказываться солидная подготовительная работа перед сезоном. Мы ведь ставили самые высокие цели и не собираемся отказываться. Вы, наверное, заметили, что в последних матчах заметно прибавили молодые игроки — Борзенков, Тищенко и особенно Беркетов. Ему, правда, еще не хватает профессионального отношения, но это дело наживное. Поймет, что футболу надо служить самоотверженно, — станет очень интересным игроком.

—    Порой я слышу, что Нидергаус, мол, футболист яркий, на других не похожий. Но желает быть на поле свободным художником, а черновой работы избегает.

—    Раз говорят, значит, так оно и есть. Наверное, каждый мечтает быть свободным художником, но требования современного футбола суровы: я обязан, как и все, вести, оборонительную работу, начиная с чужой половины поля.

—    И вы вслед за всеми! А кто же будет угрожать воротам соперника? Вас-то ведь меньше двух «хавов» не стерегут. Признаться, тоска берет, когда вижу Нидергауса, мечущегося около собственных ворот. Не в обиду будет сказано: защищаться так, как вы, сумеют многие.

—    Защитник из меня действительно неважный. Но, несмотря на привлекательность ваших рассуждений, я все-таки

обязан выполнять установку тренера, это европейские требования.