Вдобавок Александр Александрович был не только высокообразованным специалистом, но и интеллигентным человеком. Говорят, что Севидов даже в булочную ходил только при галстуке. Он считал, что тренер всегда на виду и должен выглядеть соответственно своему высокому званию.

Вот у Юры Калитвинцева лучшие футбольные годы пошли как-то через пень-колоду: то показывал блестящую игру, то затухал. Из «Ротора» в конце концов, перешел-таки в московское «Динамо», но счастья и признания там не отыскал. Да, сказать по правде, в Москве с ним церемонились гораздо меньше, чем в родном Волгограде: даже место в основном составе не всегда находилось. Потом и вовсе пихнули куда-то «в глушь, в Саратов», вернее, в Нижний Новгород, на перевоспитание, что ли. А драгоценное время шло. В конце концов, судьба ему улыбнулась — очутился Калитвинцев в киевском «Динамо». И заиграл ведь. И как заиграл! — скажет кто-то. Да, бесспорно, Калитвинцев пережил вторую молодость. Но это говорит только об огромном потенциале спортсмена. Будь этот потенциал раскрыт вовремя, мы получили бы футбольную звезду мирового класса. Он сейчас еще играет, Калитвинцев, но золотые годочки все-таки позади. Может, для кого- то из юных звезд эта история послужит примером. А Калитвинцеву желаем отдать футболу все, что недодал по молодости да лихости российской.

Судя по всему, Севидов довольно быстро устал, работая в «Роторе». Г оды брали свое, природной жесткостью Александр Александрович не отличался. Управлять довольно талантливой, но своенравной командой ему становилось все труднее. В конце концов, Севидов расстался с «Ротором». Уехал домой, в Москву, работал по мере сил во благо российского футбола, как говорится, до последнего дыхания.