Сальков, возможно, внешне не так элегантен, как Севидов или Прокопенко, и вообще предпочитает оставаться в тени. Но дело футбольное знает четко. Владимир Максимович, на мой взгляд, не слишком эмоционален, скорее, даже рассудочен, этакий математик от футбола. Но вы попробуйте такого переиграть, если он уже «вошел в тему»! Вдобавок Сальков оказался довольно смелым реформатором: он, например, совершенно неожиданно предложил играть с тремя, а не с четырьмя защитниками. И что же? Геращенко, Нечай и Шмарко вполне справились со своими нелегкими обязанностями. В определенной степени Саль-

ков шел на риск, выставляя в линию нападения порой сразу трех футболистов — Веретенникова, Нидергауса и Есипова. Хотя формально нападающим числился один Нидергаус, но это только формально. Кому же неизвестно, что Веретенников выходит на поле, чтобы забивать голы в чужие ворота, не отказываясь, впрочем, от игры в обороне.

Не заметить на поле Веретенникова просто невозможно. Во-первых, он едва ли не идеально сложен для футболиста: рост 184 см, вес 79 кг. Во-вторых (а может быть, во-первых), полузащитник «Ротора» не из тех игроков, что могут затеряться, стушеваться и вообще «отбывать номер» на газоне.

В 1993 году Веретенников провел один из лучших своих сезонов. Вот о чем беседовали мы в июле того года:

—    В прошлом сезоне вы так выкладывались, что к концу сил, похоже, не хватило?

—    Да, пожалуй, две-три последние игры держался «на зубах». Сезон вынул из нас душу, а не только отнял силы. Никто не думал, что «Ротор» не сможет попасть в восьмерку сильнейших. Но вначале шло фатальное невезение, пропускали нелепые голы на последних минутах. А потом — борьба за выживание, все на нервах.

—    Зато этот сезон складывается гораздо удачнее.

—    Всему свое время. У нас стабилизировался состав. Замены в основном вынужденные — или травмы, или после судейских карточек.