Хотя золотой век комиксов миновал, футбол живет и здравствует в карикатурном виде на страницах изданий нового тысячелетия. Sun и Mirror со своими персонажами (Страйкер и Скорер соответственно) снабжают продукцией взрослых болельщиков, показывая современного футболиста и его мир с почетными призами, роскошными подружками, заманчивыми предложениями и кочевым образом жизни. В то же время Dandy и Beano, эти любимцы детей, сохранившиеся с 1930-х годов, продолжают великую традицию комиксов своими футбольными персонажами, соседствующими с такими несгибаемыми героями былых времен, как Отчаянный Дэн или Грозный Деннис. В Dandy Оуэн Гол (вы поняли, о ком идет речь?) — это помешанный на футболе юный игрок «Денди Таун», мечтающий о большой игре, но никак не получающий такой возможности. Его коллега из Beano по прозвищу «Мальчик-Мяч» играет за школьную команду и так любит футбол, что, если отец конфискует мяч и заставляет его работать в саду, он не прочь попинать кочан капусты. Все они герои, но никогда уже не будет другого такого, как Рой Рэйс.

Футбольные радио- и телекомментаторы не достигли такой степени популярности, как специалисты по игре в крикет, однако, приобщая к игре миллионы радиослушателей и телезрителей, они стимулировали интерес к профессиональному футболу с самого начала футбольных радио- и телетрансляций. Им принадлежит важная роль в формировании общественного отношения к футболу.

Одним из первых радиокомментаторов, который прославился своей доверительной манерой общения со слушателями, был Джордж Эллисон (впоследствии менеджер «Арсенала»). Он комментировал финальный матч Кубка ФА 1928 года между «Хаддерсфилдом» и «Блэкберн Ровере» — первый матч, который сопровождался голосом диктора в прямом эфире. Эллисон совершил поездку в США, где наблюдал за работой американских спортивных комментаторов. Их непринужденный стиль очень импонировал ему, и в своих репортажах он тоже пытался передать остроту игры. Реймонд Гленденнинг с ВВС отличался менее эмоциональным репортажным стилем, и многие комментаторы следовали его примеру, хотя немало было и тех, кому нравился более простой стиль Эллисона.