В докладе комиссии, которая вскрывала причины беспорядков на первом финальном матче Кубка ФА, прошедшем на стадионе «Уэмбли» в 1923 году, отмечалась важная роль полицейских органов в поддержании общественного порядка на спортивных площадках, а также необходимость взаимодействия в данном вопросе футбольного руководства и офицеров полиции. Неформальное соглашение между этими структурами соблюдалось до появления доклада Харрингтона в 1968 году о футбольном хулиганстве, в котором отмечалось в качестве недостатка чисто символическое (по периметру поля) присутствие полицейских на многих матчах. В следующем документе — докладе лейбористской паритии о поведении толпы на футбольных матчах (доклад Лэнга от 1969 года) — указывалось, что соотношение «один полисмен на тысячу зрителей» — это приемлемый минимум для полицейского надзора за футбольными матчами в Англии и только в определенных случаях по согласованию с руководством клуба целесообразно увеличивать количество дежурных полисменов.

Присутствие небольшого и не определенного служебными инструкциями числа офицеров полиции на футбольных матчах в Англии до конца 1960-х годов (шотландское дерби между «Селтиком» и «Глазго Рейнджере» рассматривается как особый случай) можно объяснить двумя причинами: во-первых, постепенным повышением дисциплины английских футбольных болельщиков в первой половине XX века, а во-вторых, отсутствим четкого разделения ответственности по надзору за порядком на «частных» игровых площадках и нежеланием клубов оплачивать рабочее время сотрудников полиции. Как правило, клубы платили за размещение небольшого числа полицейских на стадионе, но не за его пределами, в частности у входов на трибуны. Даже сейчас оплата труда полицейских на футбольных матчах является болезненной темой для местных властей. Обычно она устанавливается по договоренности клуба с полицейским участком, то есть бывает произвольной.

Еще до опубликования доклада Харрингтона полиция выражала озабоченность ростом хулиганства и отсутствием поддержки в вопросах борьбы с ним со стороны футбольной общественности.