Футбол уже не называли трущобным видом спорта, как в середине 1980-х годов, а правительство Маргарет Тэтчер предпринимало жесткие меры по борьбе с хулиганством и по обеспечению безопасности на футбольных стадионах. В 1990-х годах футбол потрясали громкие скандалы, связанные с коррупцией в его руководящих структурах. Низвержение таких кумиров, как Глен Ходдл, Тони Адамс, Пол Гаскойн, Джордж Грэхем и Пол Мерсон, тоже не способствовало укреплению положительного имиджа футбола. Возросшая популярность игры и спортивных телетрансляций выявила огромный политический потенциал футбола. Британский футбол постепенно стал использоваться как инструмент государственной политики. И Блэр, и Хейг действовали по одному сценарию. Оба политика признавали общенациональное значение футбола (Блэр) и его благотворное влияние на укрепление национального самосознания британцев (Хейг). Признания Блэра и Хейга в своей любви к футболу и принадлежности к числу футбольных болельщиков (соответственно «Ньюкасл Юнайтед» и «Ротерхэм Юнайтед») свидетельствуют о способности футбола к формированию ценностей и убеждений далеко за пределами игрового поля. Регулярные опросы общественного мнения показывают, что для англичан и шотландцев футбол является национальной гордостью.

Политический аспект футбола долгое время не признавался ни правительством, ни средствами массовой информации, ни футбольными властями. К примеру, секретарь Футбольной ассоциации Фредерик Уолл (1895—1934) называл этот национальный вид спорта обычной спортивной игрой и стремился не допустить проникновения в Британию политизированного футбола из континентальной Европы. В сезоне 1928/29 года Уолл предал огласке рекомендации правительства выставлять на поле только первоклассные команды, чтобы демонстрировать высочайшее спортивное мастерство британцев.

Уолл критиковал и парламентскую кампанию за прекращение розыгрышей первенства регулярного футбольного чемпионата в начале Первой мировой войны. Британские футбольные ассоциации стремились укрепить свою репутацию в 1920—1924 годах и

отказывались от участия в международных матчах с бывшими военными противниками, даже ценой выхода из ФИФА.