Трагедия произошла, когда фанаты «Ливерпуля» набросились на болельщиков «Ювентуса», и те, пытаясь спастись бегством, устроили давку на трибуне. Напор был так силен, что непрочная боковая стена трибуны рухнула и погребла людей под своими обломками. Но самая тяжкая по количеству жертв катастрофа произошла 15 апреля 1989 года во время полуфинального матча Кубка ФА между «Ноттингем Форест» и «Ливерпулем» на стадионе «Хилсборо», где находилась штаб-квартира клуба «Шеффилд Уэнзди». Тогда погибли 96 мужчин, женщин и детей. Еще один человек умер несколько лет спустя после безуспешных попыток вывести его из комы. На одном конце стадиона сгрудилось слишком много болельщиков, что привело

к страшной давке, усугубленной тем, что полицейские долго не открывали ворота в заграждении, что могло бы спасти жизни людей. Эти трагедии вряд ли можно считать случайными, поскольку 1980-е годы ознаменовались упадком в развитии игры. Хулиганство стало неотъемлемой частью футбола, а угроза насилия — «профессиональной опасностью» для футбольных болельщиков. Футбол подвергался остракизму со стороны правительства и резкой критике в широких слоях общества.

После трагедии на стадионе «Хейсель» в Брюсселе все английские клубы были отстранены от участия в европейских кубковых турнирах. Хотя официальные лица взяли на себя ответственность за случившееся, главная вина была возложена на английских хулиганов. Запрет почти не встретил протестов в обществе. Даже в правительстве считали, что меры должны быть более жесткими и решительными. Однако национальной сборной Англии по-прежнему разрешалось участвовать в международных матчах, и бесчинства английских болельщиков за рубежом продолжались. Вспышки хулиганства продолжались также внутри страны. Все это вызвало необходимость выработки профилактических мер, в том числе внедрения удостоверений личности, которые вошли в Закон о футбольных зрителях от 1988 года. В нем говорилось, что болельщики должны быть зарегистрированными членами своих клубов, чтобы получать доступ на матчи.