Джим Айрмонгер из «Ноттингем Форест» всегда носил накрахмаленный стоячий воротничок, пестрый галстук и хорошо подогнанный пиджак, создавая образ светского мужчины рубежа XIX—XX веков — таким футболист представал и на сигаретной карточке «Футбольной серии Кларка» 1902 года. На иллюстрации к статье «Топикал тайме» от 25 марта 1939 года под названием «Самые модные игроки» были изображены восемь футболистов в пальто и шляпах. Гардероб игрока Джорджа Эйнсли из «Лидс Юнайтед» считали, например, неформальным, удобным и красочным, а стиль Перси Гросвенор из «Лестер Сити» удостоился похвалы за «тонкий вкус». Внимание СМИ к стилю одежды футболистов за пределами футбольного поля вызывала растущий интерес у болельщиков 1930-х годов.

В 1950-х годах Деннис Комптон из «Арсенала» стал национальным образцом мужской элегантности благодаря широкомасштабной рекламной кампании, в которой он рекламировал продукт для ухода за волосами марки «Brylcreem». Статный красавец Комптон, несмотря на свое пролетарское происхождение, пришелся по сердцу представителям разных классов главным образом потому, что был к тому же замечательным игроком в крикет, принимал участие в международных матчах и славился своей подачей. С безупречно уложенными блестящими темными волосами, в рубашке с открытым воротом и шейным платком, во фланелевых брюках и блейзере, он был воплощением спортивного стиля для молодых щеголей из среднего класса.

Когда португальская пресса после блистательной игры Джорджа Беста за «Манчестер Юнайтед» в мае 1968 года на Кубке европейских чемпионов окрестила его битлом, началась новая эпоха. Возрастающий интерес к футболу со стороны радио, телевидения и популярных журналов возвысил знаменитых футболистов до уровня поп-звезд, сделав их и символами моды. Сумрачная романтичная кельтская красота Беста как нельзя лучше подходила для живописных мужских нарядов 1960-х годов. В 1968-м компания Great Universal Stores, продававшая товары по каталогу, наняла его в качестве модели для рекламы специальной линии модной молодежной одежды, ориентированной на возросшую покупательную способность подростков. В 1970 году Бест даже основал свою «сеть» из трех бутиков, в том числе «Эдвардию» в Динсгейте (Манчестер), хотя и не собирался стать одним из лидеров моды, — его мотивы открытия дела были в основном финансовыми.