Демонстрация принадлежности к тому или иному футбольному клубу, национальной сборной (прежде всего к сборной Англии), усиливала расистские и ксенофобские настроения, что создавало условия для периодических выступлений праворадикальных политических группировок, в частности Национального фронта и Британского движения. Шотландские болельщики, например, все чаще устраивали беспорядки на международных матчах с участием сборной Англии, и только в конце 1980-х годов их поведение улучшилось в противовес буйству английских собратьев. Случаи массовых драк между протестантскими болельщиками «Глазго Рейнджере» и католическими болельщиками «Селтика» тоже отошли в прошлое.

Молодежные болельщики 1980-х, не- брежно-щеголеватые, в модной одежде определенно испытывали на себе влияние европейских хулиганствующих групп поддержки, особенно итальянских «ультрас». Их британские аналоги появились в Лондоне и на северо-западе страны еще в начале десятилетия, а позднее уже были повсеместно.

Проблема приобретала дополнительную остроту в периоды правления консервативных правительств, которые ужесточали законодательную политику и проводили активные рыночные преобразования. В это время были приняты специфические «анти-

футбольные» законы, включая Закон о футбольных болельщиках, которые имели целью не только подавить хулиганство, но и ограничить права законопослушных зрителей. Многие консервативные политики и представители правой прессы рассматривали футбол как устаревшее и жестокое зрелище. Они требовали реорганизовать игру, сделать ее коммерческим, развлекательным действом, не допустить в нее хулиганствующие группы из нижних слоев общества. Уменьшение активности футбольных хулиганов в 1990-х годах связано с изменением демографического состава зрителей, открытием стадионов только с сидячими местами, развитием рейв-куль- туры и дискотек как альтернативного вида досуга для молодежи. Однако хулиганство не исчезло полностью — укрепление мер безопасности вытеснило его со стадионов в другие места.