Большинство жен футболистов из команд высших групп отмечали, что частые переезды мужей не позволяют им заниматься каким-либо другим делом, кроме домашнего хозяйства.

С 1980-х годов в спортивных изданиях о    женах футболистов стали говорить не иначе как о группе женщин, которые создают проблемы для клубов и национальной сборной своим нежеланием быть в подчиненной роли и жертвовать своим делом. Бобби Робсон, менеджер сборной Англии, как-то пригласил игроков и членов их семей провести недельный отпуск на Сардинии перед финалом чемпионата мира 1990 года. Ширли Уэбб, жена Нейла Уэбба и журналистка по профессии, выразила протест по поводу того, что на «Олд Траф- форд» нет яслей и разместила детей рядом с ложей для игроков. Подобное поведение жен обычно вызывает осуждение со стороны клуба и болельщиков. Викторию Адамс, например, выставляли в самом неблагоприятном свете, когда она однажды намекнула на то, что ей плохо живется в Манчестере и она хотела бы, чтобы Дэвид перешел в один из южных клубов, поближе к ее родителям. За несколько десятилетий до этого Джой Биверли пришлось отказываться от своих слов о том, что она неуютно чувствует себя в Вулверхэмптоне.

Конечно, болельщики не могут не понимать, какой огромный объем работы выполняют жены футболистов, обеспечивая поддержку своим супругам и вдохновляя их. И тем не менее жена футболиста часто

ассоциируется у них со скучающей бездельницей, которая мечтает о славе телеведущей или фотомодели и целыми днями бродит по магазинам. Старый стереотип продолжает существовать.

История футбола гораздо меньше прослеживается в живописи, чем, скажем, такие виды спорта, как крикет, бокс или лошадиные скачки. Тем не менее многие британские художники черпали вдохновение именно в футболе, и со временем он стал считаться все более благодатной темой живописного искусства.

Карикатуристы еще в XVIII веке запечатлели комические сценки из народного футбола, в частности сохранились работы Томаса Роландсона (1756—1827) и Исаака Роберта Крукшенка (1789—1856).